Память физических действий 15 глава

Для 1-го — несложное построение сюжета просто нужно для данного шага работы. Таковой студент должен узреть рассказ в чет­кой логической последовательности, только тогда он сможет «постро­ить» довольно внушительно линию поведения каждого персонажа, научиться азбуке проф анализа.

Для другого — задание может быть усложнено первой попыткой многопланового построения и сюжета, и нрава Память физических действий 15 глава. Схожий случай представился при работе, к примеру, над композицией по рассказу В. Кондратьева «Привет с фронта».

Тут студент был должен решить несколько очень сложных творческих задач. 1-ое — объем композиции. Произведение В. Кондратьева, по существу, маленькая повесть. Студент, увлеченный свежайшим материалом, затрагивающим неоднократно исследованную тему войны в новеньком повороте, не возжелал Память физических действий 15 глава ограничиваться только отрывком. Ну и сделать это было тяжело, так плотной оказалась фактура произведения. Да и организовать ограниченную по времени сцениче­скую композицию оказалось нелегко.

Дальше. Вся повесть написана от первого лица — медсестры Нины, вспоминающей свою давнишнюю переписку с юным офицером, лежав­шем ранее в лазарете, в каком она Память физических действий 15 глава работала. Юра, так зовут ге­роя повести, не осмелился познакомиться с женщиной в лазарете. И только попав опять на фронт, он рискнул написать ей письмо. Она ответила. Так завязалась рядовая для военного времени фронтовая переписка. Вся повесть — это «диалог в письмах».

Фактически, эпистолярная пьеса — вещь, уже опробованная в Память физических действий 15 глава те­атре. Особенной формальной новизны тут будто бы не было. Слож­ность заключалась в том, что героиня была вроде бы в 2-ух из­мерениях: в диалоге с дальним молодым лейтенантом, которого к началу переписки она не помнила совсем, и в обыкновенной, ежедневной госпитальной обстановке с тяжелоранеными людьми, с Память физических действий 15 глава кровью, смер­тями и с малеханькими редчайшими радостями, на которые так не щедра была жизнь военных лет. Другая особенность в том, что герой сущест­вует только через восприятие Нины, через ее отношение, оценки. Она отвечает на его письма и здесь же их себе (и для нас) комментирует. Очень иронично сначала Память физических действий 15 глава — ведь таких писем она и ее подруги получают сотки. Только равномерно корреспондент начинает ее заин­тересовывать необыкновенными для собственного возраста суждениями.

Наружного, ярко выраженного сюжета в рассказах нет, особенных со­бытий также. Конфликт «спрятан», вроде бы растворен в довольно неторопливом течении многодневной переписки.

Режиссер перепробовал массу вариантов сценария, выверялось Память физических действий 15 глава каждое предложение, каждое слово. Исполнители самым активным образом участвовали в этой начальной работе, почти все проверялось на репетициях. Не считая всего остального, посодействовал красивый творче­ский контакт, который смог сделать режиссер (случай довольно редчайший: обычно актер утомляется от всяческих проб достаточно стремительно). Но все таки спектакль не Память физических действий 15 глава появлялся, рассыпался, хотя было много интерес­ных предложений, ходов, было интересно скооперировано сценическое место, предложено увлекательное музыкальное оформление. Что все-таки мешало?

Сначала студент ограничился только вычленением полосы 2-ух героев, но сходу ощутил, что его пьеса что-то значительно теряет в этом варианте. Роман 2-ух юных людей появлялся в некоей Память физических действий 15 глава полу­фантастической, мистической атмосфере, по собственному прекрасной, но нежи­вой. Создатель сопротивлялся, его скрупулезное познание реалий тех лет, заложенное в произведении, не давало способности оторваться от зем­ли, от быта.

Потом режиссер сделал попытку решить все ретроспективой, вос­поминанием из нынешней реальности. (Намек на таковой прием есть у создателя, но только Память физических действий 15 глава намек, менее). Но в данном случае уходила непосредственность, искренность юности. Смещенные временные пласты не соединялись в единое сценическое время, пьеса разрывалась на кусочки. Но основная причина все-же таилась не в формальных эле­ментах. Не был найден глубоко сокрытый конфликт, намеченный создателем. А отсюда не появлялась перспектива Память физических действий 15 глава для обоих исполнителей. Перегружая начало деяния познанием конца, режиссер в этом случае лишал способную исполнительницу процесса движения, по­стижения открытий для собственной героини другого людского мира, других мыслей, хорошего от ее восприятия жизни. Без этого инс­ценировка делалась внутренне статичной, из нее была вроде бы вынута пружина сквозного деяния. Работа Память физических действий 15 глава студента начинала звучать декла­ративно и даже пафосно, что уже совершенно не характерно стилю В. Кондратьева. Уходил юмор, прозрачная легкость его повести.

Вот здесь и вспоминались уроки Немировича-Данченко. Сущность автор­ского стиля в конечном счете не в тех либо других формальных методах построения произведения, а в самой сущности его Память физических действий 15 глава мироощущения, в его, создателя, осознании нравственных ценностей людского бытия. Ра­бота встала на ноги, как режиссер очень укрупнил кон­фликт этих 2-ух людей, столкнул две совсем разные точки зрения, а главное, сделал это чувственно понятным себе и арти­стов.

Сущность произведения открылась не в перипетиях фронтового романа Память физических действий 15 глава, а в тяжелом постижении уникальности людской личности в обста­новке, когда стоимость жизни непреклонно и катастрофически падает, когда неволь­но к этому привыкаешь. Незнакомый мальчишка с передовой позиции, из-под огня, принудил девчонку из тылового лазарета самым серьез­ным образом задуматься о собственном месте в жизни, о мере ответственно­сти Память физических действий 15 глава за другого, найти себя как личность. Высочайший, сначала ка­завшийся забавным юношеский максимализм Юры оторвал Нину от томных буден, посодействовал посмотреть на жизнь другими очами.

Так определялась основная идея спектакля, сформулированная словами создателя: каждый человек уникален и неподражаем, никогда в мире не будет больше такового, как вы Память физических действий 15 глава либо я... Идея как бы не такая уж непростая, но какими тяжелыми способами шел к ней режиссер. И дело даже не в том, что он не ощущал этого. Ощущал и гласил об этом на репетициях, но гласил мимоходом, не внедряя ее повсевременно и непреклонно в чувственную память артиста, не «обмакивая Память физических действий 15 глава» в нее, как гласил Немирович-Данченко, каждое слово, каждый поступок героя.

Работа над текстом инсценировки в период сотворения режис­серского сценария не может идти без учета определенного себе сквозного деяния отрывка либо рассказа. Оно является аспектом отбора, сборки и сокращений. К огорчению, на этой ступени преобладает литературное чувство материала. Влюбленный Память физических действий 15 глава в най­денное им произведение, студент-инсценировщик не представляет, как возможно обойтись без того либо другого кусочка, эпизода, сцены, диалога и т. д. Потому в 1-ый вариант инсценировки он тащит фактически все, без подабающего проф отбора и, обычно, утопает под тяжестью такового груза. Отсюда так важен в этот Память физических действий 15 глава период творческой деятельности студента момент общественной защиты на курсе плана и принципов построения собственного сценария.

Ворачиваясь к нашему примеру, остается только добавить, что тщательная и кропотливая работа над литературной основой сценария принудила постановщика быть внимательным фактически ко всем компонентам сценической жизни. Скажем, большую трудность пред­ставляли все ритмические Память физических действий 15 глава сцепления эпизодов. Форма диалога в пись­мах, каждое из которых является, на самом деле, огромным монологом, рож­дает опасность монотонности деяния. Режиссер заботливо отнесся к авторской форме, только время от времени ее нарушая внутренней разбивкой, «прослаиванием» писем друг другом. В большинстве же случаев он пробовал кропотливо выстроить «зоны молчания» партнеров, тщательно Память физических действий 15 глава организовать долгое восприятие, понимая, что только при помощи этих частей реально избежать ритмического однообразия и внутрен­ней статики.

Работа над прозой В. Кондратьева внушительно обосновала правоту Немировича-Данченко в основном вопросе — «лицо автора», образная структура, особенности стилистики могут быть понятны только при широком подходе к творчеству писателя Память физических действий 15 глава, при постижении внутренней природы авторского конфликта. Потому режиссеру в процессе работы над «Письмами с фронта» пригодилось прочесть и пристально про­анализировать другие произведения этого создателя.

Повсевременно учитывалось в работе и другое предупреждение Вл. И. Немировича-Данченко: чтоб избежать «дурно понятой сце­ничности», нужно все внимание направлять не на поверхностную фабулу вещи, а Память физических действий 15 глава на внутренний событийный ряд. Он и делает базу для самостоятельного театрального произведения, время от времени очень от­личного от оригинала по собственному формальному построению, но всегда сохраняющего идею и дух его в неприкосновенной целостности.

В другой работе на том же курсе — отрывке из романа Ч. Айтматова Память физических действий 15 глава «И подольше века продолжается день» — студент взял два близко стоящих эпизода: похороны старенького Казангапа и столкновение прие­хавших его хоронить с лейтенантом Тансыкбаевым. Драматургически отрывок складывался довольно разумно. Репетиции шли планомерно. Был проведен подробный анализ всего романа. Шел разговор о других произведениях Айтматова. Материал увлек студентов.

Из всей полифонической Память физических действий 15 глава ткани романа режиссер взял главную, по его воззрению, идея — о неразрушимой, крепчайшей связи нашего про­шлого, нашей истории с деньком нынешним и будущим, о святой обя­занности каждого человека хранить в собственной душе и в собственных делах эту естественную, актуально нужную преемственность.

Но в период, когда отрывок стал «собираться» на сцене Память физических действий 15 глава, у поста­новщика появилось чувство неполноты, недоговоренности его вари­анта инсценировки. Дело в том, что кульминацией романа, его высо­чайшим образным и смысловым пиком является легенда о манкурте — человеке, потерявшем память, забывшем имя свое, свою землю, убив­шем свою мама. Эта легенда тыщами незримых ассоциативных нитей связана с каждым эпизодом Память физических действий 15 глава романа. Народное сказание присваивает образ­но обобщающий смысл хоть какому событию, поступку героев. Фактически, сначала эта самая легенда заинтересовала студен-Нз. По различным причинам пришлось отрешиться от ее воплощения на Ищене, но легенда жила в режиссере как образное «зерно» всего произведения. Без нее отрывок справедливо казался обедненным, неполно­ценным Память физических действий 15 глава. И режиссер достаточно смело решил ввести в совсем бы­товую фактуру отрывка, в группу реальных персонажей «лицо от авто­ра», повсевременно присутствующее при всех событиях. Этот человек вни­мательно смотрел за происходящим, никак не вмешиваясь в ход дейст­вия. И только в строго определенных местах он вроде бы Память физических действий 15 глава комментировал разыгравшийся конфликт отрывками из легенды о манкурте. Его пози­ция, его взоры, его оценки были точкой зрения театра.

Введение нового персонажа давало нужное образное обоб­щение и известную публицистичность работе. При помощи этого героя режиссер верно заявлял свою сверхзадачу, недлинные монологи «лица от автора» (их было три в Память физических действий 15 глава течение 30-минутного отрывка) делали оп­ределенный перебой деяния, остановку, но никак не снимали рит­мического напряжения сцены. Напротив, осмысляя и обобщая проис­ходящее, они делали точные, нарастающие по напряжению кусочки. Сам по для себя этот прием не новый, но в этом случае его применение показалось режиссеру нужным, чтоб Память физических действий 15 глава до конца выявить свою идея. В конечном счете, ценность приема не в его новизне, а в том, как он работает на сверхзадачу и образ всего произведения.

Мы останавливались на вышеприведенных примерах, чтоб вы­яснить колоссальную значимость на всех шагах работы начинающего режиссера чувственно верного и глубочайшего осознания конфликта и Память физических действий 15 глава сверхзадачи литературного произведения. Эти два элемента правят построением режиссерского сценария. Но все-же важной задачей является воспитание у студента образного восприятия ав­тора и умения отыскать самостоятельный сценический эквивалент его прозе.

...Рассказ южноафриканского писателя Ш. Мунгуши «Земляк» при в: первом прочтении создавал воспоминание незамудреной вещи. Бесхитростная история о бедняке, прибывшем из Память физических действий 15 глава деревни в большой город в поисках работы. Язык рассказа обычный, даже чуток простой. Никаких особенных художественных сложностей не обнаруживалось. На первых порах появилось даже колебание в необходимости такового Материала: много ли он даст начинающему режиссеру? Что тут «рассапывать», за чем смотреть? Но студент-африканец, прибывший обучаться в нашу страну Память физических действий 15 глава, настаивал, ощущая в этом произведении свои, близкие и волнующие его препядствия. На первых репетициях он попробовал при помощи театральных средств укрупнить образный строй рассказа: сочинил пролог, в каком герой рассказа, бескровный человек по име­ни Касамба, дремлет на некий городской скамье. Ему снится сон: жуткие монстры, боты Память физических действий 15 глава, бездушные автоматы окружают, гонят, преследуют его. Все это под скрежещущую, «очень западную» музыку.

Такой был 1-ый, очень доверчивый, максимально иллюстративный ва­риант, который попробовали сымпровизировать на площадке. Испол­нители дисциплинированно двигались в темпе музыки, старательно изображая ботов. Вынесенная на площадку схема оказалась еще бо­лее примитивной, чем в устном Память физических действий 15 глава изложении. Но цель режиссера, его идея были понятны: он напористо пробовал преодолеть налет схема­тичного примитивизма, заложенного в рассказе, отыскать более сгущен­ный, тревожный образ собственного малеханького спектакля. Он старался сделать лучше и пролог, от которого не желал отрешаться. Равномерно дело пошло.

Развивая собственный план, режиссер начал осознавать Память физических действий 15 глава, что пря­молинейно выстроенный образ в прологе не соответствует даль­нейшему действию, в анализе которого он показал себя в высшей сте­пени мастерски. Более того, пролог заносит совсем чуже­родную интонацию в загаданный стиль спектакля. Ткань рассказа — бытовая, повествовательная, очень определенная — не выдерживала та­кой театральной перенасыщенности... Из начала Память физических действий 15 глава скоро пропали робо­ты-марионетки, равномерно пропала театральная заданность. Режиссер начал выстраивать своеобразную, очень насыщенную паузу — пролог.

...В полумраке ранешнего, прохладного утра у совсем реальной автобусной остановки, скрючившись на скамье, дремлет небольшой чело­век. Равномерно подходят нахмуренные, невыспавшиеся люди. Они совер­шенно различные по внешнему виду, по манерам поведения, по внут Память физических действий 15 глава­реннему существованию, но всех их соединяет воединыжды какая-то угрюмая со­средоточенность. Меж людьми нет никакого общения. Каждый сам по для себя. Вот люди заполнили уже все зеркало сцены. Не произнесено ни 1-го слова. Кто-то закурил сигарету, кто-то грубо столкнул спя­щего на землю и сел на скамью Память физических действий 15 глава. Касамба сжался, ждя удара, но на него никто не направил внимания. Равномерно он приходит в себя, оглядывается, встает на ноги, пробует попросить сигарету. Ни один че­ловек не поворачивает даже головы...

При всей простоте эта пауза несла внутри себя зерно правильно отысканной ш почувствованной исполнителями атмосферы ранешнего рабочего утра Память физических действий 15 глава, Непреходящей вялости, которая живет в нахмуренных, невыспавшихся подях, неприкаянности одинокого человека, чужого в этом городке... В конечном итоге вышла жива, максимально определенная сцена с живыми людь-ши, за каждым из которых вставала своя биография. И все же ющугцался тот начальный образ, с которого начал свои размыш-шения студент. Угрюмая Память физических действий 15 глава обособленность, неконтактность людей созда­вали некоторое внутреннее единство, необычную их сплоченность. Этот пластический образ неразговорчивой, бессловесной группы людей Ертал лейтмотивом всего спектакля. Они присутствовали при каждой встрече героев рассказа, создавая как бы легкий, но выразитель-шый контрапункт происходящему действию. Отысканный режиссером Ё'персонаж» позволил наметить уже довольно сложное образное Память физических действий 15 глава по­строение, укрупнить делему рассказа, вывести литературное произ-юедение на более высочайший уровень. И нужно сказать, сценическая версия оыла более выразительна, чем ее литературная база. Поиск сценического, театрального вида литературного произведения — процесс очень тяжелый, требующий постепенного разматывания», расшифровки авторской системы. Изредка случается так, што режиссер сходу «видит Память физических действий 15 глава» собственный спектакль во всех подробностях либо жотя бы его образное «зерно», сущность происходящего. Во всех приведенных примерах работа начинающего режиссера шла приблизительно схожим методом: от чисто литературных, умозрительных реминисценций и рассуждений, почти во всем увлекательных и по-своему содержательных, но те имеющих дела к профессии, — к постепенному нащупыва-шию пластического Память физических действий 15 глава, пространственного, ритмического и актерского решения материала.

Студент, обычно, с трудом освобождается от магии писательского слова, от массивного притягательности создателя, в особенности если произ-иведение высочайшего класса. К тому же снова приходится припоминать, что ррценический аналог может быть найден исключительно в итоге подробно-нх> и глубочайшего событийного и действующего анализа. Только он Память физических действий 15 глава опре-шеляет в итоге пригодность того либо другого литературного шатериала для театрального воплощения. Только он в состоянии по-шочь найти за авторским текстом, описаниями и комментами юаличие жесткого действующего каркаса вещи. Таковой анализ ложится в юснову сотворения режиссерского сценария, в каком непременно должно быть уже намечено актерское решение Память физических действий 15 глава образов литера­турного произведения, что позволяет выйти студенту-режиссеру к сво­им исполнителям полностью готовым. Плодотворность второго, важнейше­го, репетиционного шага почти во всем находится в зависимости от подготовительной, са­мостоятельной деятельности постановщика, от корректности тех наме­ток, которые он сделал в 1-ый период.

Задачки второго шага Память физических действий 15 глава работы с исполнителями трудны и мно­гообразны. В принципе они схожи для работы и с инсценировкой, и с драматургией. Остановимся лишь на одном специфичном мо­менте репетиций инсценировок житейского материала.

Мы уже гласили, что материал, не вошедший в режиссерский сценарий, непременно должен быть применен при работе с актером. Это большущее Память физических действий 15 глава достояние, которого никогда не дает пьеса. Этот матери­ал способен обеспечить высшую продуктивность творчества исполни­теля, позволяя «зацепить» зерно нрава героя, природу его самочув­ствия, атмосферу происходящего и т. д. Авторские описания будят фантазию и воображение актера, конкретизируют видения, материали­зуют внешний вид персонажа. Да и в этом плане есть Память физических действий 15 глава труд­ные загадки, которые задает создатель. Главное — не пропустить эти тай­ны, не отмахнуться от их. Отвечая на поставленные впереди себя во­просы, можно будет отыскивать все новые и новые подробности писа­тельского плана.

Если кратко подвести итоги главным требованиям работы сту­дентов над инсценировкой, то нужно сначала сказать о Память физических действий 15 глава главном условии этой работы: изучается весь авторский материал, исследу­ется, повторим это, широкая природа авторского конфликта. Юному режиссеру нужно привить способности не ремесленного выкраивания фабульной схемы, а проф подробнейшего анализа целостного стиля писателя, определяющего и смысловое, и формальное построение произведения.

Практическое соприкосновение с художественной прозой очень по­могает Память физических действий 15 глава студенту осознать, создать и воплотить каждый компонент те­атрального вида. Чужой мощнейший образный строй строго организует режиссерское мышление, давая нужные внутренние мотивировки для построения живого людского нрава. Пройдя этот шаг, будущий режиссер получает нужное умение для работы со значитель­но более сложным драматургическим материалом, где авторский «голос» совсем укрыт, где Память физических действий 15 глава режиссер остается наедине с героями пьесы.

Кроме чисто проф способностей, работа над прозаи­ческим произведением очень полезна и в другом плане, сформули­рованном К. Рудницким: «...Искусство театра по самой природе собственной повсевременно хочет обновления, изменяется прямо за переменами, совер­шающимися в публичной жизни. И во обоюдном контакте Память физических действий 15 глава прозы и сцены, в их сотрудничестве, обогащающем сразу и прозу, и сцену, тоже, естественно, дает себя знать вначале присущая театру отзывчивость, его чуткость к велениям и кличу времени»[51].


Н.А.Зверева
ОТ СЕБЯ К Создателю
Освоение предлагаемых событий роли

Пути проникания в Шекспира, Мольера, Пушкина, Островского, Ибсена, Чехова, Булгакова, Арбузова, Розова Память физических действий 15 глава, Вампилова...

Пути от себя к Отелло, Дон-Жуану, Хлестакову либо к Мирандолине, Кабанихе, Раневской...

Как завладеть в процессе репетиций идеями, эмоциями, за­ботами, устремлениями, поступками действующего лица? Не просто осознать их логически, но освоить и даже «присвоить» их — сделать своими?

Особенности образного мышления актера при работе над ролью обоснованы складом Память физических действий 15 глава его психики, природой характера и характе-

ром чувственных актуальных воспоминаний. Специфичность его образных видений почти во всем определяется также художественными особенно­стями определенного драматургического материала, тем, какие ассоциа­ции с пережитым он возбуждает.

Изучая пьесу, каждый актер в каждой роли отыскивает свои непо­вторимые пути, свои методы, приемы, мелкие хитрости, чтоб Память физических действий 15 глава сделать предлагаемые происшествия не просто понятными, но близ­кими для себя, вжиться в их. Проникая в драматургию, актер — и всем значении режиссерского плана — должен чувствовать внутреннюю сво­боду, свое право на гипотезу, домысел, интуицию.

Недаром Станиславский присваивал настолько принципиальное значение тому, чтоб проникновение в предлагаемые происшествия начиналось для актера Память физических действий 15 глава с малеханького напоминания о вымысле, со слова «если бы»: если б я жил в такое-то время и в такой-то среде, а вокруг могли быть такие-то люди и такая-то атмосфера и т. д.

Драгоценная особенность воздействия этого «магического» слова состоит для Станиславского в том Память физических действий 15 глава, что оно дает толчок дремлющей ини­циативе артиста, потряхивает его воображение, ничего в то же время не утверждая и не навязывая, не насилуя его психики. «Оно вызывает в ар­тисте внутреннюю и внешнюю активность и достигает этого без наси­лия, естественным путем»[52]. Воображение каждого человека развивается по-своему. Обилие цветов Память физических действий 15 глава людского воображения обусловливается различием личных особенностей восприятия ок­ружающей реальности. Потому творческое воображение каждо­го актера, анализирующего предлагаемые происшествия пьесы, обладает особенным нравом, особенной логикой, своими капризами и причудами.

Для 1-го актера зание предлагаемых событий на­чинается с погружения в быт пьесы, во все его атрибуты, детали, част­ности Память физических действий 15 глава, казалось бы, даже мелочи. Он пристально вчитывается в ре­марки создателя, описывающие обстановку, в какой происходит дейст­вие. Ему принципиально представить для себя местность, улицу, дом, размещение комнат, мебель, предметы обихода. Он желает знать распорядок денька собственного героя и его ежедневные привычки: как и когда он просыпает Память физических действий 15 глава­ся, пьет днем чай, как одевается, посиживает, двигается. Актер пробует почувствовать атмосферу жизни действующего лица, и она воспринимается им сначала через обиход, ритм, уклад, бытовые детали.

Другой актер сходу направляет свое внимание на поиски четких отношений собственного героя с окружающими его людьми. Он докапывается до тончайших аспектов этих отношений, до обстоятельств имеющихся Память физических действий 15 глава симпатий и антипатий, пристально вчитывается в текст, ища подтверждения собственных пристрастий, привязанностей либо не­приязни, опасений, возмущения. Он с умопомрачительной остротой и чутко­стью принимает, как относятся к его персонажу другие. Он тоже пробует почувствовать атмосферу жизни, данную в пьесе, но атмосфера появляется для него сначала как Память физических действий 15 глава чувственная среда, окружаю­щая его героя.

3-ий пробует поначалу просочиться в атмосферу эры, об­ращается к материалам литературным, историческим, красочным.

Но при всем личном своеобразии процесса зания пред­лагаемых событий его необходимейшим конечным результатом является появление у актера активных побуждений к действиям.

Исследуя сложные пути поисков органичного сценического дейст­вия Память физических действий 15 глава, Станиславский писал: «Мы пропускаем через себя весь материал, приобретенный от создателя и режиссера; мы вновь перерабатываем его внутри себя, оживляем и дополняем своим воображением. Мы сродняемся с ним, вживаемся в него на психическом уровне и на физическом уровне; мы зарождаем внутри себя «истину страстей»; мы создаем в конечном итоге нашего Память физических действий 15 глава творче-ства подлинно продуктивное действие, тесновато связанное с заветным ; планом пьесы...»[53]. Такой нелегкий путь освоения предлагаемых об­стоятельств роли, который нужно преодолеть актеру, чтоб орга­нично подойти к эмоционально-насыщенному сценическому поведению.

К огорчению, на практике этот процесс часто упрощается и часто сводится актером к торопливому логическому разбору с Память физических действий 15 глава определением эффективной задачки и «схемы действий», типо «необходимых» для ее воплощения. Но сколь бы изобретателен ни был режиссер в построении полосы деяния той либо другой роли, он не в со-встоянии скрыть чувственную бедность актера, выражающуюся в отсутствии остроты восприятия и формально-технологическом обозначении оценок.

Актер Память физических действий 15 глава должен отыскать собственные чувственные побуждения к действиям, которые могут появиться исключительно в итоге не просто логического осознания, но «присвоения» для себя предлагаемых событий роли.

В Но нередко 1-ая же попытка вынудить актера «пропустить через себя», через свою особенность происшествия роли, скооперировать с собой ее поступки вызывает сопротивление. Часто можно услышать даже Память физических действий 15 глава от опытнейшего актера: мне тяжело представить себя в данных обстоятельствах, со мной так не бывает, мне это не свойствен­но, я не понимаю схожих отношений и т. д.

Этот разрыв меж собой и ролью в особенности тяжело преодолеть студентам при первых суровых встречах с создателем на втором году обучения Память физических действий 15 глава. Тем паче, что для преодоления его не существует какого-нибудь сверенного, во всех случаях применимого и безошибочного прие­ма. Сопротивление, недоумение, возражения юного актера, ощу­щающего неодолимую дистанцию меж собой и ролью, могут быть вызваны различными причинами, в каких не всегда просто разобраться.

Трудности в первых актерских работах нередко Память физических действий 15 глава появляются конкретно оттого, что студенты репетируют не всю пьесу, а отрывок из нее, не всю роль, а только некий эпизод из жизни действующего лица. Есте­ственно, что при всем этом «как-то» разбирается вся пьеса и линия роли в целом, но разбор этот носит поверхностный нрав. Основная дейст Память физических действий 15 глава­венная цель роли, так сказать, формулируется, именуется (конкретно именуется) в процессе репетиций, но за словесным ее определением не всегда стоит личное эмоциональное отношение к ней актера. Ну и юный режиссер в собственной первой самостоятельной работе обычно еще не в состоянии всем ходом анализа пьесы подвести актера к ощуще­нию Память физических действий 15 глава основной эффективной цели роли, как цели актуально необходи­мой, как «присвоенной» потребности.

Студенты — и режиссеры, и актеры — часто увязают в об­стоятельствах и действиях одной определенной сцены, упуская, что каж­дое ее событие и каждое действие должны быть освещены этой главной, решающей целью.

Очень изредка бывает так, что Память физических действий 15 глава драматургический материал практически сходу находит отклик в душе артиста и сверхзадача роли чувствуется им со всей необходимостью ее заслуги. Тогда обостренные внима­ние и воображение актера просто отбирают, впитывают из огромного количества драматургических фактов важнейшие исходя из убеждений основного действующего конфликта. Тогда посреди массы предлагаемых обстоя­тельств: быта, отношений Память физических действий 15 глава, физического самочувствия, биогра­фических данных и т. д. актер с умопомрачительной зоркостью замечает и изучит те, которые будоражат его чувственную природу.

Еще почаще основная эффективная задачка роли длительное время оста­ется только логически ясной, умозрительной, не находя собственного обоснования, доказательства, выражения в предлагаемых обстоятельствах пьесы и каждой отдельной сцены, т Память физических действий 15 глава. е. не превращаясь в «сверхзадачу» роли. А это означает — главный решающий шаг от себя к роли не сде­лан.

Обратимся к определенному примеру. Будущий режиссер разбирает со своим сокурсником, репетирующим Лопахина, 1-ый эпизод из «Вишневого сада» (маленькая сцена еще до возникновения Епиходова). Маленький разговор Лопахина с Дуняшей: несколько слов об Память физических действий 15 глава опоздав­шем поезде, сожаление, что проспал, мемуары о давнешнем знаком­стве с Любовью Андреевной, сомнения в том, выяснит ли она его при встрече и т. д. Идет 1-ая наметка эффективной полосы.

Естественно, что этому предшествует некий общий разбор пье­сы и разговор о сущности нрава Лопахина. И Память физических действий 15 глава режиссер, и актер сходят­ся на том, что для осознания личности Лопахина, его поступков и его поведения в этом первом эпизоде принципиально почувствовать особенности его отношений с Раневской. Говорится о том, что обстоятельством, почти во всем определяющим деяния Лопахина, является возникшее еще в детстве восхищение Раневской, ставшей для него воплощением не­коего Память физических действий 15 глава труднодоступного мира, со необычными поступками, взаимоотноше­ниями, реакциями и оценками. Благодаря Раневской, особенная атмосфера окружает дом и всех его жителей, атмосфера, непонятная Лопахину, время от времени поражающая своим изяществом, время от времени возмущающая собственной нелепостью, но все же — почему-либо! — всегда привлекательная.

Лопахин всегда чувствует свою чужеродность Память физических действий 15 глава в этой атмосфере, осознает, что ему никогда не вписаться в нее органично, не сделаться таким, как эти люди (ну и не желает он этого, возможно), но в то же время не может не стремиться хоть в чем либо сравняться с ними, во всяком случае, не может не соотносить Память физических действий 15 глава с ними себя, свои поступки и свое восприятие жизни.

Оба — и актер, и режиссер — молвят о том, что, может быть, в неодолимой потребности как-то сопоставить свою жизнь с жизнью хозяев вишневого сада и заключается сверхзадача роли.

И вот предстоит встреча с той, которой Лопахин всегда так вос­хищался Память физических действий 15 глава... Они не виделись много лет, и оба очень поменялись... Он бывает сейчас в доме, куда прибегал в детстве заплаканным после от­цовских побоев мальчиком, как человек, казалось бы, равный его обитателям и даже как вероятный жених приемной дочери... Как они повстречаются на данный момент? Что происходит с Лопахиным в последние пару Память физических действий 15 глава минут перед встречей? Какие происшествия сцены кажутся наибо­лее необходимыми?


pacienti-psihdispansera-v-karelii-snimut-videohroniku-do-27-dekabrya-na-tretej-linii-guma-otkrita-fotovistavka.html
pacientka-shahabaeva-14021955-gr-proshla-kurs-lecheniya-v-dnevnom-stacionare-s-01062017-g-po-08062017g-v-crp-rajona-triskulova.html
pacientov-detskoj-bolnici-kabardino-balkarii-pozdravil-olimpijskij-ded-moroz-novosti-37.html